Сергей Дебижев о своем новом фильме

25 марта 2015 Сергей Дебижев о своем новом фильме

Режиссер Сергей Дебижев  открывает петербургскому зрителю  свою картину «Последний рыцарь империи». Уже проводился показ в библиотеке Маяковского, на 2 апреля намечено мероприятие в «Англетере». Наш корреспондент поговорил с Дебижевым о его новом фильме.

 

Сергей, фильм «Последний рыцарь империи» стал дин из самых масштабных проектов этого года. Как идет продвижение картины?

Весь 2014 год мы снимали наш фильм. Повторяя жизненный путь главного героя, объехали много стран, включая Южную Америку. Усилия наши вознаграждены.  Фильм имеет достаточно серьезный резонанс. Это тот редкий случай, когда документальная картина вышла в прокат. Конечно, ограниченный, но тем не менее, прокат! Что важно. Большое значение имел показ в Москве, в РИСИ (Российский Институт стратегических исследований при президенте). Он был закрытым и организовывался для московского политического истеблишмента. Это были люди, от которых зависят стратегические шаги нашего государства. Тешу себя надеждой, что наш фильм внес свою лепту в процесс формирования будущего нашей страны.  Далее посыпались предложения по показам в разных городах России. Показы стали настоящими событиями в жизни городов. Тема продолжается и сейчас.

А будет ли фильм «Последний рыцарь империи представлен за рубежом?

Да. Сейчас картина переводится на английский язык и скоро начнется ее зарубежная судьба. Намечены показы в Англии, Франции, Сербии, Болгарии. Участие в различных международных фестивалях тоже добавит картине серьезности и веса, на что она и претендует.  Сейчас, на данном этапе, без таких фигур, как наш главный герой – Иван Солоневич – вообще невозможно обойтись. Это именно тот человек, к которому  испытываешь настоящее  доверие. Он был живым, пристрастным свидетелем наиболее судьбоносных событий в нашей стране – Февральской и Октябрьской революции. Так как мы приближаемся к столетию переворота 1917 года – вот один из вопросов, который интересует нас и интересовал самого Солоневича: каким же будет 2017 год? Что это будет за дата? Каково будет отношение к этому историческому событию?

Как бы вы охарактеризовали Солоневича?

Солоневич был политическим обозревателем крупнейшей столичной газеты "Новое время". По заданию редакции, самого Суворина, он отправлялся на улицы, в самую гущу происходящего. Что интересно: когда я монтировал революционные события, разворачивалась ситуация на Майдане. Я одновременно видел события 1917 года и события в Киеве. Тут у меня все сошлось в голове. Я понял, что февральская революция 1917 года – первая цветная революция в Европе. То есть, это была первая революция, подготовленная и профинансированная извне, которая удалась. Весь сценарий был разработан еще тогда. Используя внутреннее предательство, недовольство, войну – в первый раз удалось совершить государственный переворот. Это тоже один из важнейших аспектов нашего фильма, надеюсь, он сформирует отношение к той Октябрьской катастрофе, в последствиях которой мы до сих пор пребываем.

К Солоневичу исследователи часто применяют термин «пророк»…

Действительно он предвидел все то, что сейчас встает перед нами.  Еще в начале 50-х он пошагово предсказал, что с нами будет после распада СССР. Но дело даже не в том, что пророчества сбылись, что нужно его книги читать, искать ответы в его трудах – он ясно понимал: есть вещи преходящие, которые могут меняться, и есть константы. Он как говорил: «никакие мерки, рецепты, программы и идеологии, заимствованные, откуда бы то ни было извне, не применимы для русской государственности и русской  культуры". Это ключевая константа. Как только мы пытаемся сделать какие-то кальки с кого-либо – это, очевидный, тупик. Или самоуничтожение. Только опыт предков, традиции, понимание того, что Россия не Европа, а отдельная планета, что целое больше суммы составных частей. Сейчас общество разделено. Но такие фигуры, как Солоневич могут объединить его.

Скажите, пожалуйста, финансировало фильм Министерство культуры?

Не только Министерство культуры (его вклад был не главным). Основные средства вложил автор идеи, продюсер проекта Михаил Скигин, с которым сейчас мы работаем над созданием игрового фильма о Иване Солоневиче.

Как проходила работа с архивами?

Мы были приятно удивлены в Финляндии. Национальный архив – роскошное здание, стоящее на скале, полностью открыл нам свои двери. К нашему приезду подготовили все материалы, все папки лежали на столах, все закладки были сделаны на нужных местах, все  было совершенно бесплатно и в удобное для нас время. Вот так должен работать архив. Нам разрешили снимать все, что нас интересует. Вот правильное отношение к истории. Удивило и то, что наш архив ФСБ откликнулся на просьбу.

Многое мы снимали в Аргентине и Уругвае. Туда, на край света, судьба занесла  нашего героя. Ни одна другая страна визы не давала. Только Аргентина в 1948 году открыла въезд для десяти тысяч русских эмигрантов. Многие  и сейчас помнят Солоневича. Люди очень яркие, с тем прекрасным русским языком, на котором мы, к сожалению, не говорим. Многие беседы в фильм не поместились и мы сделали канал в YouTube "Два капитана", где разместили в полном объеме эти беседы. Настоящие русские люди!  Увы, когда случилась перестройка, опыт таких людей не был востребован. А мы должны были  в ноги им упасть. С советским то опытом сложно что-то путное построить...

Насколько я понимаю, отдельная история – саундтрек...

Его автор – Виктор Сологуб, наш прекрасный композитор. Он обладает удивительной способностью оживлять изображение. Вселяет в него живой дух. Мы работаем вместе не первый год, и будем продолжать. Ему нравится то, что я делаю – тут гармония и получается.

Не могу не отметить Игоря Петровича Воронина – нашего консультанта, автора наиболее полной и объемной биографической книги о Солоневиче – «Гражданин империи». Он – автор закадрового текста и можно сказать соавтор фильма.

Сейчас, когда мы работаем над игровой картиной, в нашу компанию влился известный драматург Константин Мурзенко.

Каким вы хотели бы увидеть отечественный кинематограф в обозримом будущем?

Хотел бы, чтобы кинематограф вернулся к своей собственной традиции, собственной интонации, к той  культуре изображения и повествования, которая соответствует нам самим. Чтобы он не пытался имитировать голливудские приемчики, а выработал свою систему взглядов на новую реальность. Включал при отсутствии реальной цензуры хотя бы внутреннюю. Бережно относился к людям. Надо понимать, что кино может нанести непоправимый урон психике особенно детской.  Следует блюсти какую-то внутреннюю "клятву Гиппократа", что ли...

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: