Лев Лурье о плясках и ленточках

22 января 2014 Лев Лурье о плясках и ленточках

Казусы вокруг празднования эпических «блокадных дней» приобретают мистический характер. То загадочный провокатор предписывает рекламщикам «зачистить» Петербург от упоминания немецких брендов, то живущие самостоятельной жизнью плакаты вдруг начинают избавляться от лишних словосочетаний, а впереди еще — реконструкция блокадных событий за восемь миллионов рублей. О том, почему «культпросвет» неуместен для города, пережившего трагедию, сопоставимую с xолокостом, корреспонденту «Новостей Петербурга» рассказал российский историк Лев Лурье.

— Лев Яковлевич, почему блокаду сегодня преподносят нашему обществу не иначе как в образе полевых кухонь и реконструкций?

— Возможно, вы хотите спросить о том, что преподносит Смольный? К сожалению, у его обитателей пустота в голове. Они не читали учебники истории, они не знают, что в этом городе погибли миллион человек, поэтому их пляски, притопы с прихлопами совершенно не уместны. Произошедшая трагедия сопоставима с Холокостом, но чуждые нашему городу люди этого не осознают. Отсюда идиотские ошибки в плакатах, все эти ленточки и прочий «культпро­свет». Это столь же дико, как если бы вы начали раздавать ленты в Хиросиме или в Освенциме. Нашему городу необходима программа государственного уровня по исследованию страшной трагедии, а не запоздавшее на год «мероприятие».

— В этот же список странностей можно добавить и темную историю со злоумышленниками, которые предписали снять рекламу немецких брендов…

— Если это правда, то это полный атас и позорище. Тогда надо и на 9-е мая снять всю рекламу, а в Израиле, или в Варшаве вообще уничтожить немецкие товары. Там ведь тоже есть поводы, согласитесь.

— Недавно президент Института евразийских исследований Валерий Турсунов пояснил, что к 70-летию снятия блокады Ленинграда планируется создать научный центр, который разработает ряд научных исследований по теме. По его словам, цель исследований — «показать правду, которую постоянно пытаются исказить о Великой Отечественной войне, о роли народов».Как вы относитесь к данной затее?

— Я знаю многих экспертов в нашем городе: Ярова, Лебедева, Крюковских, Ломунова, Соколовскую. Но я понятия не имею, кто такой Валерий Турсунов. Быть может, впрочем, он благородный человек и я клевещу на него. Но обращаю внимание, что в Петербурге до сих пор нет полноценного Музея блокады, что поразительно для города с такой историей. При этом мы раздаем гранты на странные исследования роли кавказских народов в войне, чем, насколько я знаю, занимается этот же Институт Турсунова. Сегодня у нас полный пробел в области исследования битвы под Ленинградом.

Все, что касается наступлений, отступлений, попыток прорыва, исследовано из рук вон плохо. По сравнению с нашими тогдашними смертельными врагами– немцами, можно сказать, что история боевых действий советских войск под Ленинградом вообще не писана. Разумеется, есть какие-то отдельные прорывы, есть исследования. Но город не тратит на это ни копейки. Смольный предпочитает раздачу ленточек, полевые кухни, парады. А поисками и захоронением павших занимаются энтузиасты.

  • Беседовала Алла Серова

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: